Ребенок — мутист (молчун)

Ребенок — мутист (молчун)

Все знают анекдот про английского мальчика, которого в семье считали немым. Когда, однажды, за обедом, он вдруг сказал: «Мясо пережарено», — ошарашенные родители воскликнули: «Ты можешь говорить! Что же ты раньше молчал?», — «До сегодняшнего дня у меня не было к вам претензий».

Дети бывают как разговорчивые, общительные, так и молчуны. Молчуны как будто следуют поговорке «Слово – серебро, а молчание – золото». Они молчат большую часть времени и говорят что-то только в случае острой необходимости. «Наш ребенок по характеру молчун», — говорят про него. Но молчун молчуну рознь и все хорошо в меру. Если ребенок застенчив и молчит в незнакомой обстановке, а дома, с близкими, общается нормально, может быть он просто стесняется своей неправильной речи, которую может вызывать плохая подвижность речевого аппарата. Она наблюдается у всех малышей до четырех-пяти лет, но в этом возрасте обычно дети не стесняются дефектов своей речи. Ее стесняются только высокоинтеллектуальные дети, которые уже могут сопоставлять свою речь с правильной. Опытный логопед за курс занятий устранит эту проблему, и ребенок «разговорится».

В некоторых случаях, когда ребенок страдает избирательным мутизмом (mutus – немой), помочь могут только психиатр и психолог. Надо знать, что мутизм – не каприз ребенка, а крайне сложная форма невроза. Ребенок молчит только с теми, кто не входит в его узкий избранный круг. Такое отклонение наблюдается у дошкольников и младших школьников. Ребенок молчит, невзирая на уговоры, обещания подарков, угрозы наказаний и никогда не раскрывает рта ни при каких обстоятельствах. Внешне такие дети кажутся застенчивыми, но по натуре они обладают железной волей, очень сильным характером и ослиным упрямством. Если отбросить мутизм, связанный с заиканием, дефектами речи (которые лечатся) можно увидеть, что объективные поводы для мутизма отсутствуют. Если неречевое поведение ребенка указывает на адекватное восприятие мира, он не страдает аутизмом – болезненным погружением в себя, ни умственной отсталостью, с ним не случались ситуации, вызвавшие глубокий психический шок, то такое молчание без причины свойственно маленькому семейному тирану. Он хочет царить, но понимает, что это удастся только в своей семье. На него обращают повышенное внимание некоторые взрослые, они обязательно хотят разговорить упрямца, а общение со сверстниками для детей этого возраста пока не очень актуально.

Тревожно, что такие дети часто склонны к садизму. Например, ребенок на вид – ангел, не обидящий и мухи, упорно молчит и ангельски улыбается, как будто извиняясь за свое молчание. Взрослые, ища причины молчания, в первую очередь подозревают детские страхи, но если попросить ребенка рассказать или изобразить то, чего он боится, он станет изображать убийцу, маньяка, щипать партнера по игре, кусать, царапать, душить, да еще с таким удовольствием, что даже взрослым будет сложно его остановить. Именно нервные дети со скрытым стремлением к лидерству склонны исподволь причинять боль другим. У них присутствуют садистские импульсы. Чтобы они не переросли в патологическую жестокость, надо принимать радикальные меры. Но прежде надо разобраться в отношениях ребенка-мутиста с матерью. А они очень специфические.

Мать связывает ребенка с внешним миром и вынуждена находиться при нем постоянно, что очень осложняет ее жизнь. У нее нет своего личного пространства, она вынуждена неотступно быть при ребенке, так как с другими близкими (отцом, бабушкой и т.д.) он общается крайне неохотно. Мать страдает, жалуется, но подсознательно потворствует странностям своего ребенка. Ведь эта зависимость делает ее жизнь значительной, она чувствует себя нужной. Обычно это происходит с матерьми, неудовлетворенными своей личной и социальной жизнью. Переживая на уровне сознания странности своего ребенка, бессознательно она счастлива и это типичный пример так называемого «психологического брака». С сыновьями такая любовь доходит до самозабвенного обожания, а с дочерями к любви примешивается чувство ненависти. В психологическом браке с собственным ребенком бывает очень трудно признаться самой себе. Но иначе с мутизмом не справиться. Конечно, рано или поздно, повзрослев, ребенок начнет общаться с окружающими даже просто по необходимости, но к тому времени в его психике произойдут необратимые изменения. Поэтому надо переводить двустороннюю зависимость мать-сын, мать-дочь в отношения с четкими личными границами, ставить ребенка в такие условия, чтобы он был вынужден разговаривать с окружающими. Например, пусть сам себе купит мороженое в ларьке. Если не хочет, не надо настаивать, останется без мороженого.

Когда мама честно признается себе в том, что между ней и ребенком «психологический брак», она, тем самым, делает первый шаг в победе над мутизмом. Второй шаг – захотеть не на словах, а на деле сделать ребенка самостоятельным; третий шаг – правильно вести себя с таким ребенком, который не виноват, является жертвой воспитания и личных особенностей психики.

Заказать обратный звонок